Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол. Товарищеский матч свернуть
  • Чехия - Россия
    — : —
    19:00
    Первый канал
Баскетбол. Единая лига ВТБ свернуть
  • ЦСКА - УНИКС
    — : —
    19:00
    Матч ТВ
Хоккей

Богдан Якимов: «Мне нравится Эдмонтон, потому что он похож на Нижнекамск»

Воспитанник татарстанского хоккея Богдан Якимов в этом сезоне дебютировал в НХЛ, сыграв пока единственный матч за «Эдмонтон» против действующего обладателя Кубка Стэнли «Лос-Анджелеса». Всё остальное время 20-летний уроженец Нижнекамска проводит в фарм-клубе нефтяников — «Оклахоме», выступающей в АХЛ. В эксклюзивном интервью «БИЗНЕС Online» Якимов рассказывает о дебюте в НХЛ и жизни в Америке.

«В ГОЛОВЕ НЕ УКЛАДЫВАЛОСЬ, ЧТО ПРОТИВ МЕНЯ БУДУТ ИГРАТЬ КОПИТАР, РИЧАРДС, КАРТЕР…»

— Богдан, вспомни, какие эмоции ты испытывал в своём первом и пока единственном матче в НХЛ, когда «Эдмонтон» проиграл «Лос-Анджелесу» 1:6?

— Это было вообще что-то нереальное. Ещё так быстро всё произошло, я даже не заметил. Это была игра в Лос-Анджелесе. Прилетаю, а там лето, пальмы, Беверли Хиллс. Каких там только машин нет! В жизни таких не видел. Это безумие, что там творится. Такой пафос! Приезжаешь в отель и там так всё круто. Сразу виден уровень. В ледовом дворце всё тоже так красиво, голова кругом идёт. Я вроде бы нормальный был, не волновался, а мне что-то все стали поддерживать, успокаивать, поздравлять — «давай-давай, молодец, поздравляем. Первая игра, не волнуйся и всё будет нормально». Пока меня успокаивали, я разволновался (смеется). Там еще анонсируют матч, показывают видео, на котором изображены центральные нападающие, и кто против кого будет на точке вбрасывания играть. И там Копитар, Ричардс, Картер, ещё кто-то! Ой, я вообще так рад был! В голове не укладывалось, что на вбрасывании против меня будут такие звёзды играть. Таких эмоций у меня ещё никогда не было.

— Впечатал в борт кого-нибудь из них?

— (смеется) Меня парочку раз прижали! Даст Бог, верну ещё должок. Голами.

— Наиль Якупов также родом из Нижнекамска, должно быть, помогал больше остальных.

— Да, он подсказывал мне, помогал. Всё, как и положено — земляк в обиде не оставит. Всё показал, рассказал.

— Не дико было на другом конце света видеть человека, с которым рос в городе, о существовании которого и в России-то не все знают?

— Это удивительно, я бы сказал. Это хорошо для нас обоих, ведь у нас много общих тем для общения. Выросли в Нижнекамске, где общие знакомые. Пока я в Оклахоме мы не очень часто общаемся, но связь поддерживаем, обмениваемся новостями.

— На него свалился большой груз ответственности. Всё-таки первый номер драфта, его много критикуют, считая, что он играет не так хорошо, как ожидалось. Как он с этим давлением справляется?

— Я не согласен с тем, что он плохо играл. У меня получается смотреть игры «Эдмонтона», поэтому я слежу за командой и вижу, что на протяжении всего сезона у Наиля есть моменты. Он взрывной, резкий и быстрый игрок, поэтому он умеет создавать моменты, просто шайба по началу сезона не шла в ворота. Сейчас он регулярно забивает. Поменяли тренера, партнёров по звену и ему пошло это на пользу. Шайбочки начали заходить, залетать (улыбается).

— Игорь Ларионов — агент Якупова. Наверняка встречался с ним?

— Не так часто. Пару раз довелось с ним встретиться. Приятно было поговорить с таким легендарным спортсменом. Он как-то приезжал в Нижнекамск, в каких-то моментах подсказывал мне.

«В ЭДМОНТОНЕ, КАК И В НИЖНЕКАМСКЕ — НЕТ НИЧЕГО ЛИШНЕГО, НО ВСЁ ЕСТЬ»

V-Ufj6lTVvE.jpg

— Как в АХЛ происходят переезды на выездные матчи на самом деле? Байки ходят разные…

— У нас только одна поездка на автобусе, а всё остальное на самолётах. Разница лишь в том, что не на чартерах, а на рейсовых направлениях. Нормально, ничего тяжёлого в этом нет. Когда мы приходим на посадку, билеты уже готовы. Контроль пройдем, чуть-чуть посидим и заходим в самолёт. Всё очень быстро. Есть такое мнение, что в АХЛ много дискомфорта из-за низкого качества переездов, но на самом деле ничего такого здесь нет. Но мне ещё повезло, что Оклахома географически расположена так, что дальних перелётов нет.

Как тебе живётся в Америке?

— Всё нравится, потому что я попал в хороший город и коллектив. Поначалу было немного боязно, ведь я впервые стал играть в зарубежной команде, где нет русских ребят. Переживал из-за этого, но потом приехал и увидел, что все нормальные. Если надо помогут, если шутят, то это всегда уместно. Атмосфера хорошая, в команде часто улыбаются. Менталитет хоккеистов такой же, как и у ребят из России. Вообще не чувствую разницы. Особенно я это начал понимать, когда подучил английский. Я начал понимать их шутки и сам в долгу тоже не остаюсь. Я даже не замечаю, что я перебрался на другой край земли. В быту тоже всё устраивает, я живу в непосредственной близости от ледового дворца. В отличие от многих других команд, мы и играем и тренируемся в одном месте, поэтому не тратим лишнего времени на переезды. Да, город Оклахома не очень известный, но всё-таки это столица штата. Здесь довольно таки красиво и спокойно. Правда, не очень много молодёжи, потому что они живут в пригородах, а в центре, где я и живу, в основном деловые люди и различные бизнес-центры. Хотя у меня и времени особо нет с молодёжью общаться. Это просто мои наблюдения. Иногда я хожу в кино или в ресторан поужинать. Так и развлекаюсь.

— Поначалу не просто было смотреть фильмы на английском языке. Как быстро адаптировался?

— Сначала я понимал 40 процентов речи, потом 50, а сейчас, думаю, уже 70 — 75. Сейчас я могу улавливать весь смысл фильма.

— Машину не купил ещё?

— Если честно, я думал, что меня чаще будут поднимать в «Эдмонтон», поэтому полагал, что машина здесь будет не особо нужна. Вот я её и не купил. Да и хорошо, что не купил. Мне идти-то некуда особо. До ледового дворца пять минут ходьбы, до магазина — семь. Если куда-то подальше надо, то есть такси.

— Между Россией и США в последнее время испортились отношения и в социальных сетях часто можно увидеть негативные комментарии иностранцев по отношению к нашей стране. Сталкивался ли ты с подобного рода проблемами в США?

— Меня весь год об этом спрашивают. Если бы не спрашивали, то я бы и не знал о каких-то проблемах. Нет ничего такого. В спорте нет места для политики. Даже когда я в такси еду или хожу в магазине, люди слышат мой акцент и спрашивают, откуда я. Я всегда с гордостью отвечаю — из России! Все только удивляются, но при этом нет такого, что кто-то ненавидит Россию. Её уважают, страна вызывает интерес у американцев. Для них это особенная страна, что-то необычное, необыкновенное. Поэтому они так удивляются и сразу начинают задавать очень много вопросов! Тема политики в повседневной жизни не особо афишируется. Зайти даже в ресторан, то там везде будут показывать спорт. Я ни разу не слышал, что про эту политическую ситуацию кто-то говорил.

— Какие американские города больше всего запомнились?

— Больше всего Лос-Анджелес запомнился. Необычный город, очень красивый и пафосный. Как с обложки! А так мне было очень комфортно в Эдмонтоне, где я пробыл всё лето. Этот город мне напоминает Нижнекамск. Очень схож, с таким же спокойным ритмом жизни. Там интересно и всегда есть чем заняться. Пробки бывают редко, нет ничего лишнего, но в тоже время есть всё необходимое. Всё, как и в Нижнекамске. И народ фанатеет от хоккея. Всё, что мне и нужно!

— И это несмотря на то, что команда многолетний аутсайдер НХЛ…

— Да они и не особо смотрят на это, всё равно любят свою команду. В Нижнекамске также, кстати. Представляю, какой ажиотаж будет, когда и «Эдмонтон» и «Нефтехимик» начнут побеждать чаще, чем проигрывать. У «Нефтехимика» уже пару сезонов тоже игра не идёт.

— Отец Якупова рассказывал, что в Эдмонтоне чуть ли не семьями выкупают абонементы на годы вперёд и вообще на хоккей попасть трудно.

— В Канаде хоккей это семейный спорт, поэтому на матчи родители ходят с детьми. Для них это семейный отдых. Пиво ещё здесь разрешено пить прямо на трибуне. Сидят, пьют пиво и отдыхают. Очень грамотно здесь подается шоу.

— Может, российские болельщики с пивом ведут себя хуже, вот и пить не разрешают?

— Не уверен, что с этим могут возникнуть проблемы. Культура боления выросла и у нас. Сейчас не так, как было раньше.

— А так вообще часто встречаются любители выпить?

— Бывает, но здесь как-то тихо всё происходит. В два часа ночи все клубы, рестораны, кафе закрываются. У нас же до утра сидеть можно.

«НАЗАРОВ ПОСЛАЛ ЖУРНАЛИСТА? ДА ЛАДНО?!»

— Ты сейчас играешь за «Оклахому». На улицах узнают?

— Все знают про существование хоккейной команды, но игроков никто особо не знает. За сезон человек по 15 новых игроков приходит, старые уходят, поэтому за игроками никто не следит.

— Продаётся ли именная атрибутика игроков?

— Всё что угодно продаётся. Свитер с моей фамилией стоит где-то 150 долларов, если не ошибаюсь, а вот на аукционе мою майку продали за 1100. Был матч регулярного чемпионата и после него все майки, в которых мы играли, выставили на аукцион, а вырученные средства потратили на благотворительность.

— В любом случае, АХЛ это немного тёмный лес для нас в России и здесь не так много интервью появляется от русских в АХЛ. Как американская пресса отрабатывает регулярный чемпионат и плей-офф?

— Связь с общественностью здесь хорошо развита. Журналисты с нами на выезд ездят, приходят в раздевалки и возле раздевалок ждут. Если честно, я пока не всегда готов давать интервью. Думаю, скоро это изменится, потому что мой английский становится лучше с каждым днём.

— Например, в НХЛ журналисты очень болезненно воспринимают отказ хоккеистов от общения с ними и всячески пресекают любую агрессию и неуважение по отношению к ним. В этой лиге тебе нужно быть к этому готовым.

— Да, я помню эту историю с Филом Кесселом. В НХЛ действительно есть такое, но думаю, такое происходит редко. Даже в России журналистам особо никто и не грубит.

— Разве ты не слышал историю, когда Андрей Назаров журналиста нашей газеты в грубой форме отправил куда подальше?

— Ха-ха! Да ладно? Я что-то не слышал о таком! Это эмоции, никто не застрахован от такого. В КХЛ вообще много всего происходит, я даже запутался уже. Лично я рад общаться с журналистами. Никогда не буду отказывать в интервью.

«ВОЗМОЖНО, АНСЕЛЮ ГАЛИМОВУ СТОИЛО РИСКНУТЬ И ПЕРЕЙТИ В «АК БАРС»

— В юниорских канадских лигах существует практика, когда транспортные расходы родственников иностранного хоккеиста покрывает клуб. Твоя «Оклахома» оплачивает трансферы родителей?

— Насколько я знаю, в конце сезона нужно будет отчитаться за расходы. Отдать билеты и прочее и клуб всё оплатит.

— С родителями общаешься по скайпу или удаётся с ними видеться?

— Мама на протяжении полутора месяцев жила со мной, а папа даже на месяц больше. Мне не одиноко (улыбается). На тренировках общаюсь с пацанами.

— Очень часто родители оказывают большое влияние на спортивную карьеру талантливых детей. Твои родители дают тебе какие-то наставления?

— Родители для меня всё. Самые родные люди. С папой мы постоянно общаемся на тему хоккея. Пусть он и не хоккеист, но он подсказывает мне. Например, показывает, у кого стоит поучиться. Напоминает, как я выполнял тот или иной элемент раньше и как делаю это сейчас. Если у меня что-то хорошо получается, то он говорит, советует развивать этот навык. За столько лет моих тренировок он стал хорошо разбираться в хоккее и понимать его суть. Каждую игру мы разбираем и делаем выводы, над чем нужно работать. Когда он или мама рядом, мне это сильно помогает. С мамой, конечно, особо матчи не разбираем (улыбается).

— Перед драфтом 2013 года отец Наиля Якупова рассказывал, что не хотел бы, чтобы его сын играл в южном городе. По его мнению, пляж и красивые девочки могут отвлекать хоккеиста. Согласен с ним? Только с позиции молодого парня, которому хочется веселиться.

— Скорее всего, я с ним соглашусь. Хотя здесь столько игр, что ни на какие пляжи с девочками времени не останется. Если не валять дурака. Я, например, прихожу домой и у меня нет никаких сил. С родителями поговорю, фильм посмотрю и спать. Встаю я в 8:30 утра, мама или папа готовят мне завтрак, я кушаю и иду тренироваться. Вечером бывает и бытовые проблемы решить надо — в магазин съездить, например. Когда побольше свободного времени в музеи хожу. В общем, я и без пляжа тут не скучаю.

— Ты уже давно не был в Нижнекамске. Соскучился по дому?

— Вот уже месяцев 8 я здесь, а когда поеду в Нижнекамск, пройдет 10 месяцев. Так давно не был. Думаю, столько эмоций у меня будет, когда вернусь домой. Соскучился по друзьям. Скоро все вернутся в Нижнекамск отовсюду.

— С кем из бывших одноклубников по «Нефтехимику» общаешься на регулярной основе?

— Из «Нефтехимика» с Пашей Куликовым, Хохряков вот в СКА перешёл к Николаю Белову, с которым я также сохранил тесное общение. Слышал, что Анселя Галимова в сборную позвали, с ним тоже плотно общаюсь, поэтому знаю, как у них дела. Ансель молодец! Своим трудом заработал приглашение.

— С Галимовым была интересная история, правда он сам о ней не рассказывал, но по нашей информации у него было предложение от «Ак Барса», но он его не принял, так как боялся, что Зинэтула Билялетдинов посадит его в глухой запас и он потеряет время в Казани. Он правильно поступил?

— В этом году ему будет уже 24 года. Я думаю это тот возраст, когда можно куда-то двигаться. В хороший клуб. Он подписал контракт с «Кузней» на два года. Может быть, ему и стоило рискнуть и пойти в «Ак Барс», потому что возраст уже такой. Но это его решение. Если он считает, что ему ещё два года нужно для повышения мастерства и подождать, то возможно это и правильно. Видите, его и в сборную вызвали, и он ещё окрепнет за эти два года. Мое мнение, что сейчас Галимов очень хорош. По своему уровню он готов играть в топ-клубе.

«Я ИГРАЮ ПО 18−19 МИНУТ ЗА МАТЧ. РАД, ЧТО МНЕ ПОВЕЗЛО С ТРЕНЕРОМ»

— Несмотря на твои 20 лет ты входишь в число лидеров «Оклахомы». Остальные ведущие игроки заметно старше. Ты выбрал свой путь или смотришь на более опытных товарищей?

— Конечно, смотрю! У нас есть Джейсон Вильямс, который с «Детройтом» два Кубка Стэнли выиграл. Очень приличный игрок. Для меня полезно, что есть возможность играть рядом с таким игроком. Всегда смотрю, как и что он делает на льду.

— Советы даёт?

— Да, он мне постоянно подсказывает. Например, как на точке вбрасывания работать, ведь у меня с этим элементом единоборств были проблемы по приезду в Америку. Здесь умелая игра на точке вбрасывания очень ценится и только здесь я это понял. Это действительно важно, потому что можно перехватить инициативу. Правда, я не знаю какой у меня процент выигранных вбрасываний, у нас даже статистики нет. По ощущениям, порядка 60 процентов я выигрываю сейчас.

— Кто у тебя самый близкий друг в команде?

— У нас такая, европейская компания. Антон Ландер, Ииро Пакарайнен, Мартин Гернат. Пара канадских ребят тоже часто в нашей компании бывают. В принципе, со всеми ровные отношения. С кем-то больше общаюсь, с кем-то меньше. Наверное, кого-то выделить пока не могу.

— Тренер часто меняет партнёров по звену?

— Чаще всего я играл вместе с лучшим бомбардиром команды Эндрю Миллером, но его подняли в «Эдмонтон», а после этого я получил небольшое повреждение, поэтому пока не играю. Посмотрим, как будет дальше.

— Опять травма? В начале сезона ты тоже был травмирован и тяжело в сезон вкатывался.

— Я бы не сказал, что тяжело вкатывался. Просто шайба не шла, а моментов у меня было много на протяжении всего сезона. Думаю, что играл хорошо. Всё-таки, хоккей здесь сильно отличается от нашего, поэтому мне нужно было время, чтобы адаптироваться. Нужно было привыкнуть к этим скоростям и маленьким площадкам. Думаю, сейчас у меня это получилось. Даст Бог, дальше будет ещё лучше. Теперь я понимаю некоторые тонкости, что надо делать. Например, надо занимать позицию ближе к воротам. Раньше я открывался где-то в углах площадки, а здесь нужно открываться вблизи ворот, потому что очень много шайб забивается после отскоков или рикошетов. Нужно быть готовым в любой момент подправить шайбу любой частью тела.

— Для тренера ты просто большой парень наподобие Оскара Осалы, который умеет толкаться или он тебя рассматривает, как игрока приносящий результат?

— Меня используют, как атакующего парня и это мне понравилось с самого начала. Приятно, что на меня рассчитывают, и я могу забивать голы и отдавать передачи. Последние 30 матчей я играл по 18 — 19 минут. Для нападающего это очень хорошее время. Рад, что мне повезло с тренером, который даёт играть. Думаю, для 20-летнего парня это самое главное — не сидеть на лавке, а больше играть.

— В АХЛ скоро начнётся плей-офф. Твоя «Оклахома» практически обеспечила место. Какие шансы у команды?

— Да, но плей-офф несколько игр всего осталось, но, увы, у нас слишком много травмированных. Я не знаю, как это назвать. Эпидемия какая-то. В последней игре 8 человек играло в нападении. Может быть из «Эдмонтона» кого-нибудь спустят.

— Стоит ли задача бороться за Колдер Трофи?

— Нам её пока никто не ставил, но все по умолчанию знают, что такая задача есть. Тут всё так быстро меняется. Взяли пару игроков спустили из НХЛ и уже есть шанс на победу в Кубке. У фаворита, например, могут поднять несколько человек и шансы резко уменьшатся. Во всех командах идёт сильная ротация состава, поэтому любая команда может выиграть Кубок Колдера.

— Игрокам, которым ближе к 30 пора показывать свой лучший хоккей, чтобы заметили в НХЛ. Тем не менее, в «Оклахоме» есть возрастные ребята, которые годами не покидают фарм-клуб. Замечаешь ли ты в них какое-то уныние, что карьера сложилась не так, как хотелось бы?

— Да я вообще что-то тут ни у кого депрессии не вижу! (смеется) Никто не грустит, а негатива я не видел. Мы ровно прошли сезон, без спадов. Хорошо играли, и я не видел, чтобы кто-то расстраивался по тому или иному поводу. Для меня это всё новое и интересное, поэтому я много с кем общаюсь и всё замечаю.

— Больше времени с европейцами проводишь из-за более схожего менталитета?

— Не скажу, что менталитет сильно отличается. Все одинаковые. Хоккей ведь такая вещь, что он объединяет людей. Здесь нет менталитета, есть только хоккей. У всех одна задача — добиться всего, о чём мечтал. Все пашут день ото дня. АХЛ такая лига, что тебя в любой момент могут поднять в НХЛ и нужно быть к этому готовым. С божьей помощью всё будет нормально, и я смогу заиграть в лучшей лиге мира.

«ЕСЛИ С ХОККЕЕМ НЕ ПОЛУЧИТСЯ, ПЕРЕЙДУ В БАСКЕТБОЛ!»

Как в матчах АХЛ с посещаемостью? В частности в Оклахоме.

— На матчи ходят мало зрителей. Может быть, две, две с половиной тысячи зрителей. Это связано с тем, что у нас в Оклахоме есть команда НБА. Естественно, она гораздо популярнее. А так, в других городах аншлаги не редкость.

— Значит, на матчах НБА тоже бывал. ЛеБрона Джеймса вживую видел?

— Нет, он заболел как раз, когда его «Кливленд» сюда приезжал. На «Лейкерс» ходил! Только вот Кобе Брайант тоже заболел. Вообще не везёт мне назвёзд НБА. У нас Кевин Дюрант весь сезон не играет.

— Тебя довольно просто спутать с баскетболистом. Не было такого?

— Да, я думаю и, правда, можно спутать. Ничего, если в хоккее не получится, перейду в баскетбол (смеется).

— Расти прекратил уже?

— Да, куда мне ещё расти то? Остановился на 196 сантиметрах. Вес вот ещё понемногу прибавляется, потому что тело ещё взрослеет.

— Тренеры дают тренировки на рост массы?

— Нет! Это всё стереотип, что если ты приехал в Америку и из тебя качка лепить начнут. Если ты забиваешь, отдаешь, бежишь, вбрасываешь шайбу, то никто тебя не будет заставлять набирать массу. Да, здесь приходится вбрасывать шайбу и играть в «бей беги», как у нас говорят. Даже такие звёзды, как Малкин и Кросби всё это делают. Если у тебя есть шанс путём обводки зайти в зону, пожалуйста, делай, если умеешь. Никто тебе не запрещает.

— Ты говорил, что наблюдаешь за происходящим на улицах. По твоим ощущениям, сильно ли по уровню жизни американцы от россиян отличаются?

— Что в России, что в Америке — если у тебя есть деньги, то ты живёшь хорошо. Если нет, то, естественно, хуже. Здесь, в Америке, как и везде. Нет такого, что все 600 тысяч населения Оклахомы лежат в гамаках, посасывая из трубочки кокосовое молоко. Все работают — хорошо работаешь, то у тебя всё хорошо. В России всё тоже самое.

— Попрошайки на улицах есть?

— Да и здесь такое бывает.

— Наиль Якупов регулярно помогает малоимущим в Эдмонтоне. Слышал об этом?

— Да, я об этом знаю. Он большой молодец. Надо с него брать пример, что я и сделаю. Вообще, мы с командой проводим очень много благотворительных мероприятий. Встречаемся с болельщиками, играем с ними или с людьми с ограниченными физическими возможностями. Ходим в детские дома. Это правильно, ведь от меня не убудет, если я свой вечер потрачу на благотворительность. Фильм не посмотрю, это же не проблема, а они такие счастливые будут. Получаешь такие эмоции, которые и не найти. Прийти в детский дом и как-то помочь детям, что может быть приятнее? Это даже нам больше нужно! Приятно осознавать, что ты можешь сделать людям добро и, что ты кому-то нужен.

«С ЛИЧНОЙ ЖИЗНЬЮ ПОКА НИКАК. МОЖЕТ, НОМЕРОК ОСТАВИТЬ?»


HbAugj3AvPU.jpg

Максим Кицын и Богдан Якимов


— Зачастую в России команды содержат градообразующие предприятия, а кто оплачивает расходы твоей «Оклахомы»?

— Если честно, то точно не знаю, но подозреваю, что раз Оклахома это место, где впервые нашли нефть в Северной Америке, и на нашей эмблеме изображена нефтяная вышка, то нам помогают «нефтедоллары» (улыбается).

И за КХЛ получается следить?

— За «Нефтехимиком» слежу и персонально ещё за парочкой ребят. Так что да, довольно-таки плотно наблюдаю за турнирными перипетиями. Уровень лиги растёт с каждым годом, поэтому даже из-за океана интересно смотреть матчи, или хотя бы повторы заброшенных шайб.

— Тебя уговаривали остаться в «Нефтехимике» или отпустили без особых попыток удержать?

— На моё решение покинуть «Нефтехимик» повлиял уход Владимира Крикунова с поста главного тренера. Владимир Васильевич мне доверял, а для молодого игрока, как я это самое главное. Не было гарантий, что Кари Хейккиля будет давать мне столько же игрового времени. Мы долго общались с руководством, но я их уже давно знаю, поэтому переговоры шли легко. Я сказал, что всё-таки хочу попробовать заиграть в НХЛ. Меня поняли, и мы расстались очень тепло, по-домашнему. Сказали, что в «Нефтехимике» мне всегда будут рады.

— Не говорили, что рановато тебе в НХЛ?

— Мнения по этому поводу разделялись. Я выслушал обе стороны и принял своё решение.

— Когда будешь готов помочь сборной?

— С божьей помощью всё получится у меня. Я вижу тенденцию, что Олег Знарок не боится привлекать молодых ребят. Посмотрим, как будет складываться карьера в следующем году. Сейчас прогнозировать сложно. Естественно, моя мечта играть за сборную России. Это большая честь, а играть за сборную это совсем другое дело, другие эмоции.

— Знаком с кем-нибудь из россиян, которые в АХЛ играют?

— Один раз приезжал Григоренко с Макаровым. С ними увиделся. С Педаном вот не получилось, потому что сразу после игры он с командой уехал. Времени нет общаться лично. Жалко. Как ты и говорил, я молодой и мне хочется больше активной, насыщенной жизни. Чаще видеть друзей.

— Похоже, с личной жизнью тоже пока никак?

— Не-е-ет. Вообще никак…

— Тебе принципиальна национальность девушки? Привычные по менталитету русские с татарками или если понравится американка, то и на американке жениться можно?

— Мне без разницы. Татарка, так татарка. Русская или американка — без разницы. Это не главное. Пока у меня никого и времени на это тоже.

— В России читательницы, вероятно, этому обрадуются.

— Ха-ха! Даст Бог кто-нибудь и обрадуется! Может номерок оставить?

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть