Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол. Евро-2016 свернуть
  • Германия - Словакия
    Первый канал
  • Венгрия - Бельгия
    Россия 1
  • Италия - Испания
    — : —
    19:00
    Первый канал
  • Англия - Исландия
    — : —
    22:00
    Россия 1
Футбол

Ильсур Метшин: «Хорошо бы отметить 100-летие Татарстана победой «Рубина» в Лиге Европы»

«Моя задача, чтобы 45 тысяч были битком на стадионе и еще снаружи смотрели на экран 30 тысяч», — говорит президент «Рубина» и мэр Казани Ильсур Метшин. За три месяца работы в клубе он побывал на базах футбольных команд мира и теперь намерен перенять лучшие мировые практики. О том, почему одна лишь замена тренера ничего не решит, может ли «Рубин» стать самоокупаемым, о разговорах с УЕФА и попечителями, а также планах на ближайшее трансферное окно он рассказал «БИЗНЕС Online.

«РАДИ ДЕВЯТОГО МЕСТА МЫ БЫ НЕ ПРИНИМАЛИ ЭТОТ ВЫЗОВ»



— Ильсур Раисович, какие главные итоги первых месяцев работы в «Рубине» вы можете подвести?

— Прежде всего, мы смогли вернуть интерес к «Рубину». На трибуны вернулся зритель. Я не тренер и не большой футбольный специалист, но без той игры, что показывал «Рубин», это не было бы возможным. Возьму на себя смелость сказать, что к «Рубину» вернулась игра. За эти три месяца только в чемпионате мы смогли одержать пять побед, и по количеству набранных очков за это время мы завершили наш отчётный период на пятом месте. При этом надо учесть, что не было трансферного окна, и мы играли с теми, кто был на этот момент, а потерь было очень много. Ушли лучшие игроки по разным причинам...

— Девятое место в турнирной таблице чемпионата, конечно, это не ваш предел мечтаний?

— Нет. Ради девятого места, мы бы не принимали этот вызов. Болельщиков «Рубина» в любом случае не интересуют финансовые трудности или экономический кризис. Да и сам статус Республики Татарстан предусматривает только борьбу за медали, зону еврокубков, по-другому быть не может.

С другой стороны, если говорить про то, куда мы должны вернуться, про борьбу за медали и зону еврокубков, то надо иметь в виду, что в российской премьер-лиге сегодня конкуренция очень высокая. Достаточно давно в топе команд премьер-лиги «Зенит», «Спартак», ЦСКА, «Краснодар», «Локомотив». Первые три в течение последних пяти лет показывают стабильный результат, сейчас на подходе «Краснодар», чье прошлогоднее третье место — это не исключение из правил или какое-то чудо, а результат системной работы президента Сергея Галицкого и его команды, который лично у меня вызывает большое уважение и восхищение. Человек профессионально подошёл к созданию футбольной империи, по другому и не назовёшь. «Локомотив» всегда был и остается командой с серьезными амбициями и возможностями. Или возьмите прославленное московское «Динамо» с амбициями и руководства, и попечительского совета спортивного общества, и болельщиков. Или «Терек» из Грозного, который на сегодняшний день имеет самое большое количество ничьих — 10. Если бы некоторые их матчи закончились победой, они были бы сегодня рядом с ЦСКА.

Вот видите, без «Рубина», уже семь клубов, которые всегда борются за медали. Конкуренция, повторю очень высокая и эти задачи с наскока не выполнишь. Тут дело не только в желании и количестве денег, но и в том, как построен футбольный клуб. А это, прежде всего, инфраструктура, академия, собственные выпускники, дубль, устоявшиеся спонсоры, база, скауты. В жизни всегда есть место чуду, но не хотелось бы попадать пальцем в небо, хотелось бы выстраивать систему, чтобы радовать наших болельщиков и игрой наших детских команд и дубля, и, безусловно, первой команды. Поэтому-то мы за прошедшее время достаточно активно и глубоко старались погрузиться в футбольный мир, как в российский, так и в европейский. В частности, проехались по топовым клубам, спасибо редакции «БИЗНЕС Online» за то, что освещало и внимательно следило за всем этим.

— Пришлось как-то встряхнуть команду, которая шла внизу турнирной таблицы чемпионата?

— Никаких кардинальных изменений за эти три месяца не произошло. Бывает так, что просто не прёт. В моём понимании, команде просто не везло. Не везло и всё. Поэтому и были пять поражений подряд. Что такое футбольная команда? Это то же самое, что и семья. Есть семьи, куда домой с работы ноги бегут, а есть такие, что хочется под любым предлогом пройти мимо своей квартиры. Важен микроклимат в команде.

— Какие первые шаги вы предприняли на новом посту?

— Приглашение на пост генерального директора Ильгиза Фахреева. Для него «Рубин» — родной клуб, за который он играл, из которого он уходил в «Нефтехимик», а потом возвращался. Он привёл сюда Курбана Бердыева. Понимаете, если оркестру дирижёром поставить экс-чиновника министерства культуры, он может и талантливый, может это и оправдано для наведения определенного порядка. Но на одном языке со скрипачами и виолончелистами он говорить не сможет. А Фахриев как раз один из них, он разговаривает с футболистами на одном языке. Всегда рядом с ними, в том числе и на тренировках. Мы разговаривали с игроками, обсуждали общие задачи, ребята начали улыбаться и смеяться на тренировках. Микроклимат — это основное.

— Как удалось вернуть болельщиков на трибуны?

— Это большая кропотливая командная работа, не менее важная, чем сам футбол. Мы не стали изобретать велосипед, ведь мы не можем быть самыми лучшими специалистами во всех направлениях. Мы посоветовались, например, пригласили Ивана Мешкова, человека, который прошёл все этапы от заводилы на фан-секторе до человека, который курирует маркетинг. Мы его сняли буквально с поезда, он уезжал в Москву, где его приглашали на работу в РФПЛ, возглавить их маркетинговое направление.

Признаюсь, когда мы встретились в Ратуше, я видел его в первый раз. Я попросил его остаться в «Рубине», если эта команда для него что-то значит. Он не спросил меня ни про деньги, ни про что-то ещё, лишь сказал, что это то, о чём он мечтал и что он будет работать. Поэтому про маркетинг надо спрашивать у Ивана. Это целая наука. Не всё упирается в деньги, то есть цену билетов, но мы должны понимать, что если мы хотим видеть красивый футбол, бесплатным он не бывает. Билеты во всём мире продаются, это шоу. Поэтому мы пригласили лучших, доверились им. У нас собирается команда не только в виде футболистов, но и в маркетинге, в коммерческом отделе и прочих направлениях. Это также, как и в мэрии города: желательно в каждом отдельном направлении набирать лучших.

«ГРОМОВ НАЛОМАЛ ДРОВ НЕМАЛО»



— И какое вам наследство досталось от прежних руководителей «Рубина»?

— Я скажу одно, что каждому этапу, когда работали мои предшественники, соответствовали определенные поставленные задачи. Спасибо Камилю Шамильевичу Исхакова, который вывел команду в премьер-лигу, завоевал с ней бронзовые медали. Кто тогда мог об этом подумать? Затем на его место пришел Александр Петрович Гусев, опытный человек, который любит и Казань, и футбол. Я ему до сих пор говорю, что заслуги его и Камиля Шамильевича надо еще переплюнуть. Камиль Шамильевич вывел команду в премьер-лигу, при Александре Петровиче она дважды становилась чемпионом, обыгрывала «Барселону».

У Валерия Юрьевича Сорокина были конкретные задачи, обусловленные финансовым fair-play. У меня такие ощущения складываются, что этот fair-play придумался для того, чтобы российской премьер-лиги не было в числе лучших чемпионатов, чтобы ослабить её. Делается всё, для того чтобы спонсоры не были заинтересованы в поддержке команды. Там масса проблем, которые за один день не исправишь. Те задачи, которые ставились перед Валерием Юрьевичем, он выполнил на пять с плюсом. Он расчистил финансовые авгиевы конюшни, при этом продолжая показывать результат. Прошлогоднее пятое место — это хороший по нынешним меркам результат. И он, и его команда, в частности Айрат Гараев, люди, которые были вынуждены полюбить футбол за короткий период, и сделали очень многое.

— А о бывшем директоре клуба Андрее Громове что скажете?

— Он наломал дров немало, и мы это слышим, к сожалению, ото всех. Я виделся с ним несколько раз на попечительском совете, у меня он не оставил плохого впечатления. Но его шлейф взаимоотношений с футболистами, с агентами остался не самый лучший. Мешает ли это сейчас? Нет, сильно не мешает.

— Говорят, что прежнего наставника клуба Рината Билялетдинова «сливала» целая группа игроков. А внутри коллектива был разлад между Громовым и Билялетдиновым.

— Если честно, я в это не верю. Хорошо, давайте предположим, что кто-то решил слить. А где гарантии, что ты останешься в клубе при новом тренере?.. В целом, у нас были конкретные задачи, и нам было нужно исправлять ситуацию, поэтому разбираться в ошибках прошлого руководства, в том числе в трансферной политике, не было времени, да и желания. Это вопрос созидания. Куда тратить свою энергию — на выстраивание новой философии, новой команды и хорошо забытых старых традиций чемпионского «Рубина» или же копаться в грязном белье? Работаем с чистого листа, а всё остальное, как говорится, увидим весной, когда снег сойдет.

«МЫ В ЗИМНЕЕ ТРАНСФЕРНОЕ ОКНО ДОЛЖНЫ ПРИОБРЕСТИ ЧЕТЫРЕ-ПЯТЬ ХОРОШИХ ИГРОКОВ»



— Вы говорили, что перед клубом стоит задача попадания в зону еврокубков уже в этом сезоне...

— Пока что такой задачи никто не поставил. Главное было выйти из зоны вылета, закрепиться в середине таблицы. Совсем недавно состоялся попечительский совет, в составе которого были Рустам Минниханов и Минтимер Шаймиев, которые по-прежнему остаются самыми главными болельщиками, а также главные акционеры: ТАИФ, СИНХ. Там я, как и вам, доложил, что за места в еврокубках в чемпионате России борются восемь команд, причём не на жизнь, а на смерть. Команды с соответствующими амбициями, с инфраструктурой, стратегией, трансферной политикой и бюджетом. Если мы хотим ставить большие задачи, то это не тот случай, когда шашки наголо и ввязываемся в бой, а там посмотрим. Если мы хотим всегда быть представлены в числе лучших команд России и Европы, и через это заявлять, в частности, о возможностях и амбициях Татарстана, то для этого нужна пятилетняя программа действий. Через пять лет мы будем отмечать юбилей республики, хорошо бы отметить 100-летие Татарстана победой «Рубина» в Лиге Европы.

Я и с Эльмиром Набиуллиным говорю об этом: «Тебе 20 лет и наша с тобой задача выиграть Лигу Европы, и ты должен играть в звездном составе, когда мы это сделаем. А потом в 25-летнем возрасте, в расцвете, езжай в «Реал», «Барселону», «Баварию», «Манчестер Юнайтед» — куда хочешь. И вот наша задача — вырастить своего игрока, чтобы потом он защищал честь Казани и честь страны в сборной. Это будет наш Федор Шаляпин на футбольном поле.

В попечительском совете все ответственные и серьезные руководители, которые при всей любви к футболу, при всем желании, имеют еще и другую жизнь. У ТАИФа есть программа инвестирования в новые производства, у СИНХа есть масса своих задач. Я сказал, что нужно понимать, где наши амбиции и готовы ли мы выпасть из топа лучших команд и довольствоваться редкими победами. Если да, то давайте тогда подождем и честно об этом скажем болельщикам. Я ничего не просил, лишь рассказал, как на сегодняшний день выглядит наша премьер-лига. Условно говоря, на каких мотоциклах ребята катаются — на самокате их точно не догонишь. Даже если кто-то споткнется и улетит в кювет, там рядом всё равно ещё четверо будут.

— А не боитесь потерять того же Набиуллина раньше? Как у вас складываются отношения с агентами футболистов? Например, Анзором Гаргаевым, который, по информации прессы, представляет интересы Оздоева и Набиуллина.

— Анзор Гаргаев — один из агентов, которому принадлежат контракты и договоры по нескольким нашим футболистам. Но Эльмира Набиуллина ведет Томас Цорн, молодой, перспективный агент, с которым мы тоже работаем, поэтому это ребята для нас известные.

Прибавку к зарплате просят молодые таланты?

− Это их работа, это нормально. Человек ищет где лучше, а рыба где глубже! У Набиуллина действующий контракт до 2017 года включительно, поэтому все нормально, никаких проблем нет.

— И что же решено, есть ли возможность обновления команды уже этой зимой?

— Возможности упираются в финансовый фэйр-плей и в деньги. Но мы ведем работу. Мы съездили в УЕФА, для них было полным удивлением, что наша команда во главе с генеральным менеджером, финансовым директором, юристами приехали. Мы просто сказали, что мы не хотим ничего нарушать, но вы нам не даете ни люфта, ничего. Спасибо коллегам из УЕФА, которые нас не просто выслушали, а максимально вошли в наше положение и прислали целую команду, которая проработала у нас неделю. И мы договорились обо всех совместных действиях. Мы хотим укладываться в рамки правил фэйр-плей, соблюдать финансовое законодательство УЕФА, каким бы строгим оно ни было, но на это нужно время.

Что касается слухов о том, что кто-то уйдет из «Рубина» уже зимой, то я не сторонник того, чтобы, не будучи тренером, что-то решать. Кто попадет в картинку и философию тренера, те будут играть. Но неприкасаемых нет.

— Но болельщикам ждать новичков?..

— Скажу так: у нас есть необходимость в усилении всей центральной линии: центральный защитник, опорный полузащитник, плеймейкер, нападающий. То есть без новых футболистов мы просто не обойдемся. В зимнее трансферное окно мы должны приобрести четыре-пять хороших игроков. В идеале − чем больше, тем лучше.

— Бюджет на новичков выделен?

— Без этого невозможного. Первый шаг — будет бюджет на трансферы в конце января. Акционеры поддержали. Спасибо президенту и группе компании ТАИФ.

«КАК ПРЕЗИДЕНТ КЛУБА Я ПОНИМАЮ, ЧТО 45-ТЫСЯЧНЫЙ СТАДИОН ТРЕБУЕТ ВОТ ТАКОГО АТАКУЮЩЕГО ФУТБОЛА, КОТОРЫЙ МЫ ПОКАЗАЛИ СО «СПАРТАКОМ»



— Был ли вариант возвращения в Казань Курбана Бердыева, который сейчас так успешно работает с «Ростовом»?

— Знаете, я его не обсуждал. Я ни с Курбаном Бекиевичем не вел разговоры и не созванивался, ни с нашими акционерами. Конечно, это золотая страница в истории «Рубина». Я работал мэром, когда Бердыев делал «Рубин» чемпионом, и радовался, как и все. Мы ему очень благодарны. Его имя золотыми буквами вписано в историю «Рубина». Все остальное уляжется, и останутся только победы.

Но на сегодня команда имеет главного тренера. Я ранее говорил: чем лучше будет результат к зимнему перерыву, тем больше шансов у Валерия Чалого остаться во главе тренерского штаба. Результатом этих трех месяцев мы удовлетворены. Поэтому нами принято решение, что команду на сборы повезет и будет готовить в зимнее межсезонье Валерий Чалый.

— Значит, «Рубин» не ищет нового тренера?

— Подобные вопросы нужно решать в комплексе, нам нужно построить инфраструктуру, начиная от академии. Поэтому моя задача в том, чтобы вывести на новый уровень все: от академии и дубля до спортивного питания, реабилитации, медицины, восстановления, маркетинга. Задача — сделать «Рубин» топ-командой со зрелищным футболом. А просто заменой тренера такие задачи не решаются.

— Но была информация о переговорах с легендой румынского футбола Георге Хаджи и чуть ли не суммы трансферов обговаривались...

− Еще одна для меня приятная сторона медали, которую я как президент «Рубина» обнаружил: оказывается в чем-чем, а по интересу к нам агентов мы точно топ-клуб Европы. То же самое с Георге Хаджи: позвонил агент и попросил рассмотреть его кандидатуру. Ни о каких 4 млн., даже о 3 млн., речь при этом не шла. Мы не собирались поднимать даже под серьезные задачи тот уровень оплаты, который есть на сегодняшний день, так что это все выдумки СМИ, журналистов и околофутбольных комментаторов. Были предложения и по Аврааму Гранту, и по Карлушу Кейрушу, и по Алексу Маклишу — это те футбольные тренеры, которых мы привыкли видеть в Лиге чемпионов, Лиге Европы, которые могут давать результат.

— И как «Рубин» с главным тренером Чалым будет готовиться к возобновлению сезона?

— Нам нужно очень хорошо и качественно провести трансферное окно. Ребята сейчас отдохнут. Сразу после Нового года мы их собираем и отправляемся на сборы. Сборы — важнейшая составляющая, потому что нам нужно физически укрепиться. Уже сейчас тактически мы бы хотели поменять картинку игры. Если не будет зрелищного футбола, на «Казань Арене» мы вряд ли наберем 45 тысяч зрителей.

Как-то я разговаривал с президентом «Шахтера» Ринатом Ахметовым — и он мне говорит: «Знаешь, почему у меня работает тренер Луческу? Он играет в атакующий футбол. Мы можем выиграть 4:0 и в следующем матче проиграть 5:1, но это футбол, это зрелище. Иначе стадион не собрать». Мы помним, как много в нас вкладывали, но ругали что «Рубин» играет в закрытый футбол, хотя я был на стороне Курбана Бекиевича, потому что победителей не судят. Два чемпионства, кубки — попробуй, повтори! Но как президент клуба я понимаю, что 45-тысячный стадион требует вот такого атакующего футбола, который мы показали, например, со «Спартаком». Проигрывая, мы показали зрелищную игру.

— То есть ваша задача — собирать на каждом домашнем матче 45 тысяч?

— Моя задача, чтобы 45 тысяч были битком на стадионе, и еще снаружи смотрят на экран 30 тысяч. Ну а как это в Ливерпуле? Как в Лондоне? В Барселоне?

— Считаете, что этого можно добиться в России?

— Считаю, что нужно добиваться. А какие задачи нам ставить? Мы выиграли Универсиаду, боролись с такими же конкурентами. Вот выиграли World Skills, мы выиграли у Парижа! Ну и чем мы хуже их?

— Вас скажут про наш особый менталитет...

— Знаете, когда так говорят про какие-то экзотические виды... Но посмотрите кадры из хроники, когда за «Рубин» на Центральном стадионе играл Колотов. Посмотрите хроники советского телевидения. Того же еще ЦДКА, «Спартака», «Динамо». Тогда даже женщины не сидели, а стояли — в шарфах, платьях, как в театр ходили с мужьями и болели! Полные стадионы были.

«ТО, ЧТО «КАЗАНЬ АРЕНА» БУДЕТ В СОСТАВЕ «РУБИНА» — ЭТО ЛИШЬ ВОПРОС ВРЕМЕНИ»



— Как удалось вернуть футбол в столь короткие сроки на «Казань Арену»?

— Это был сложный момент. Если меня сегодня спросить, что такое «Рубин», то я отвечу, что это, прежде всего дух. Невидимый дух республики, нашей столицы и нашего народа. Его от победы «Рубина» ощущаешь и в автобусах, и в троллейбусах, и в метро, и в такси, и в офисах, и в кинотеатрах, и в ресторанах. Он везде. После того, как мы сыграли с «Ливерпулем» 1:1, весь футбольный мир говорил об этом, как это было когда-то после победы над «Барселоной».

Возвращаясь к «Казань Арене», я понимал, что «Ливерпуль» мы должны встретить только там. «Ливерпуль» в футболе, это как «Битлз» в музыке — это легенда. Где мы ещё могли его принять? Для этого мы организовали трёхсменную работу. Нам не выделяли дополнительных денег, лишь те, что и так были предусмотрены на завершение работ, разборку конструкций после чемпионата мира по водным видам спорта. В рамках бюджета эти деньги, 25 млн. рублей, должны были быть использованы до марта, но я попросил президента дать их пораньше, а недостающую сумму в 42 млн. рублей мы компенсировали продажей билетов на матч, на которой, кстати, выручили 43 млн.

Одно дело, если бы первый международный матч на «Казань Арене» был против каких-нибудь «Работничков». Я с уважением отношусь ко всем футбольным клубам Европы, но одно дело «Работнички», а другое — прославленный легендарный «Ливерпуль» во главе с Юргеном Клоппом. Поэтому я благодарен строителям, всем кто там работал. Никто не подвёл.

Вот взять «КамГЭС». Я с утра веду совещание на тему жилого комплекса «Салават Купере». Стоит тот же генеральный директор, я говорю, что надо заканчивать, но с него как «с гуся вода». Дом сдать не могут. К вечеру приезжаю на «Казань Арену», там стоит этот же генеральный директор. Я спрашиваю, понимает ли он, как это важно, хотя и с утра я ему те же слова говорил. Он говорит, конечно, мы же все футбольные. В итоге он на три дня раньше заканчивает работу. Единственное, он, Ильдар Шагитов, спросил: дам ли я ему билеты на матч? Я ему сказал, что в ложе рядом со мной сидеть будет вместе со всеми подрядчиками. Вот что такое футбол. Один и тот же человек, здесь на три дня раньше заканчивает работу, а там не может вовремя сдать.

— Ещё и с УЕФА удалось договориться, а там очень не жалуют подобные ситуации с переносом матчей...

— Это вообще из области фантастики. Здесь без воли Всевышнего и помощи вселенной точно не обошлось. Я согласовал с президентом досрочное выделение денег, строители начали работать, а мне вдруг говорят, что прежний руководитель, Громов, забыл внести в заявку второй стадион — кроме Центрального, ещё и «Казань Арену». А УЕФА это настолько консервативная организация! Она строго придерживается буквы закона и регламента. Сначала жестко сказали, что это невозможно. Нет и всё. Я говорю, может всё же можно посмотреть, у нас первый готовый к чемпионату мира стадион в России и так далее... Так что спасибо, что в итоге пошли на встречу, это дорогого стоит.

Я что понял за эти несколько месяцев? Куда бы ты ни приезжал — к «Ливерпулю», к «Арсеналу», к «Тоттенхэму» и так далее — футбольный мир очень открытый, очень дружелюбный. Когда я приезжал в Турин на Форум городов нового железнодорожного «Шелкового пути», то выкроил время, чтобы посмотреть, как это всё работает в «Ювентусе». Им говорят, что приехал мэр Казани. Те не разрешают, потому что за неделю надо договариваться. А я вспомнил, что мне старшие товарищи из английской премьер-лиги как-то сказали: «Our football world is very friendly»! Я говорю организаторам, вы скажите, что приехал не мэр, а президент «Рубина». Через пять минут они перезванивают, говорят, всё хорошо, только у нас президента нет на месте, но мы вас примем. Такие вот отношения. На поле — бой, но за пределами они приедут, всё расскажут и покажут, укажут на ошибки, которые нельзя допускать. Для меня эта открытость европейских клубов была полной неожиданностью. Хотя то же самое я увидел и в «Краснодаре».

— Как удалось договориться с «Ливерпулем» и другими клубами о проведении матча на «Казань Арене», они ведь тоже должны были дать своё согласие?

— Достаточно было моего разговора с президентом клуба в Ливерпуле. Человек прилетел из Америки, уважаемый джентльмен. Он спросил у меня: «Чем тебе помочь?». Я ему озвучил свою просьбу, и он не отказал. Так же было и со «Сьоном». Это один из моментов, почему я вынужден ездить на матчи в другие города. С руководством «Сьона» мы поговорили, и они не стали отказывать. А мэра Бордо я знал по старым связям. Никакой предвзятости я не чувствовал. В футбольном мире неважно, откуда ты. Если ты играешь в футбол, то ты заслуживаешь уважения. Одним ударом футбольного мяча можно разбить целую стену.

— Газон на «Казань Арене» не загубили в итоге?

— Нет-нет. Газон прекрасный, у нас до весны ещё много времени, он схватится. Мы, безусловно, будем в зависимости от матчей использовать и Центральный стадион, но подавляющее большинство матчей будет на «Казань Арене».

— Прежнее руководство долгое время не могло договориться с «Казань Ареной». Как у вас обстоят отношения?

— У нас хорошие рабочие отношения. У человека есть определённое количество энергии и количество часов в рабочем дне. Я, будучи молодым мэром, уже навоевался и навыяснял отношения. Теперь стараюсь все свои силы и энергию использовать для созидания, у меня нет ни желания, ни времени выяснять отношения, кто важнее, кто сильнее. Мы все выполняем одну задачу, пускай все мы разные, все с характером, футболисты в том числе, но у нас у всех одна задача — радовать болельщиков красивой, хорошей, зрелищной, результативной игрой.

В 99,9% случаях в мировой практике футбольные клубы управляют своими стадионами, потому что это единое хозяйство. У нас в республике хозяин один — президент, поэтому каких-либо вопросов не возникает. Сейчас мы платим аренду за каждый матч, пока что «Рубин» не готов к тому, чтобы целиком владеть ареной, потому что это серьезная финансовая нагрузка. Молодая команда руководителей «Казань Арены» делает очень многое в плане коммерческой составляющей, чтобы получать деньги не только из бюджета. То, что «Казань Арена» будет в составе «Рубина» — это лишь вопрос времени. Кстати, после Нового года мы планируем, чтобы все организационные структуры клуб переехали в офисы на «Казань Арене», потому что база должна быть только базой. Не нормально, когда футболистов закрывают на базе, а там по второму этажу девушки в мини-юбках и на шпильках ходят. На футбольной базе должны быть только футболисты и тренерский состав. И думать только о футболе.

«ЧУДА НЕ БУДЕТ, НУЖНО ПЕРЕЙТИ НА СЛЕДУЮЩИЙ УРОВЕНЬ И ЭТО ПОТРЕБУЕТ ВРЕМЕНИ»



— При прежнем руководстве в основной команде «Рубина» существовала ставка на молодежь. Будете ли продолжать этот вектор и видите ли «рубиновых» базовым клубом сборной на чемпионатах мира 2018 и 2022 годов?

— Про себя можно думать как угодно и надувать щеки, но если ты не будешь конкурентоспособным в первой пятерке чемпионата, то ты можешь быть базой только для этой пятерки клубов. Если мы будем в топе, то мы и станем базой сборной. Но нам действительно нужна своя академия. Люди привыкли в Поволжье жить, и не каждый поедет в Москву или в Санкт-Петербург. В Татарстане и соседних регионах живет 15-20 млн. человек. Из этого числа как-нибудь три сотни талантливых ребят можно ведь найти! Паритет — 50% из Казани, 30% — республика, 20% — другие регионы.

— То есть у вас уже есть видение того, как должна выглядеть инфраструктура всего хозяйства ФК «Рубин»?

— Для старта, на сегодняшний день, условия есть. Сейчас мы приступаем к капитальному ремонту базы, потому что устарело оборудование и тому прочее. Десять лет назад была построена база и десять лет там ничего не менялось. Расширятся там некуда, поэтому в перспективе на следующий год нужно искать территорию, проектировать, базу с академией и тренировочными полями выносить за город. Для этого не нужны запредельные деньги.

Обязательно необходимы футбольные крытые манежи, которые мы увидели у Галицкого в Краснодаре. Нужно всё сделать по примеру того, что сделала «Татнефть» совместно с республикой в хоккее. Здесь выстроена пирамида, во что были вложены деньги, в том числе через республиканские программы. У нас сейчас в хоккейном «Нефтехимике» играют 11 собственных воспитанников-татарстанцев. В «Ак Барсе» таковых восемь человек. При всём этом оба клуба бьются за плей-фф, демонстрируя зрелищный хоккей и радуя болельщиков.

Тоже самое мы должны сделать и в футболе. Построить порядка 20-25 крытых манежей в республике: в Набережных Челнах, Нижнекамске, Альметьевске, Лениногорске, Бугульме, в райцентрах. В Краснодарском крае 11,5 тысяч детей в 30 крытых манежах занимаются, и из них 300 человек попадают в саму академию «Краснодара». Там 40% из них из города, 40% из региона и 20% из-за его пределов. То же самое у «Спартака» и у «Зенита». Если этого не делать, то поезд будет уходить все дальше и дальше, и огни этого поезда мы будем видеть только по телевизору. Это начал создавать еще Курбан Бердыев, тогда он убедил, что нужно построить интернат с академией.

— В каком состоянии сейчас все это находится?

— Неплохом, но это уже вчерашний день. Мы отстаем от топовых российских клубов. Это было построено в 2007 году и прошло уже много лет. В Европе и в ведущих российских клубах в среднем на базе и для академии существует 10 полей. А у нас пять полей и нет манежа. И условия оставляют желать лучшего.

— Сколько мальчишек должно заниматься футболом по Татарстану?

— У нас сейчас занимается 8 тысяч. Во всех футбольных ДЮСШ. А должно быть порядка 12 тысяч. Должна быть концепция, философия «Рубина». В каждом городе у тренеров должна быть четкая заинтересованность. Воспитал ребенка и перешел он в академию — ты получаешь премию. Попал он в первую команду, пусть прошло даже 10 лет после выпуска, ты все равно получаешь серьезную премию. Продала команда затем этого воспитанника куда-нибудь в «Ювентус» или «Челси» — должно быть записано, что детский тренер получает процент с этих миллионов долларов.

— Футбольные «КАМАЗ» и «Нефтехимик» будут вписаны в эту концепцию, в эту философию?

— Обязательно футбольные города Нижнекамск и Набережные Челны должны быть в этой пирамиде. Более того, Чистополь, Зеленодольск и Бугульма — это тоже футбольные города. Неважно, какая это лига.

— Когда вся эта идея будет реализовываться, и какова цена вопроса?

— Пока этот курс одобрен президентом республики. Мы должны двигаться в этом направлении. Я не просил денег. Я спросил, готовы ли мы быть в топе российского футбола? Там тесно и чтобы там быть, нужна инфраструктура и системные изменения. Чуда не будет, нужно перейти на следующий уровень и это потребует времени и ресурсов.

— Но как быть с тем, что в российской и мировой экономике разворачивается новый виток кризиса...

— Безусловно, думая о стратегии для развития клуба, нужно рассматривать разные сценарии, в том числе не самые благополучные, которые могут быть. Но мы говорим о стратегии: за любой зимой обязательно приходит весна, за любой весной — лето. Мы не можем сиюминутно выстраивать стратегию «Рубина», думая о том, что у нас в следующем году или два года впереди будет кризис и какие-то проблемы. Как мы строим мост через Волгу или через Каму, который на десятилетие предопределяет удобство развития дорожной инфраструктуры, так и стратегию «Рубина» мы строим не на 2-3 года, а на 5 лет − мы должны ее построить навечно. И это должно быть нашим символом, одним из символов успеха нашей республики. Более того, я не помню любого нашего успешного проекта, будь то Универсиада, чтоб мы начинали его и у нас на все были деньги и всегда были решения. Всегда не хватало, а дорогу осилит идущий. Я просто предлагаю, чтобы мы шагали вместе с руководством нашей республики, с нашими уважаемыми акционерами, спонсорами и обязательно с нашими болельщиками по всей стране.

«СИЛЬНЫЙ «РУБИН» МОЖЕТ ОТКРЫТЬ ГОРОДУ, РЕСПУБЛИКЕ И ЛЮДЯМ, КОТОРЫЕ ЗДЕСЬ ЖИВУТ, НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ»


— Но найдутся и скептики, которые обязательно вас спросят: а зачем Татарстану «Рубин», который требует таких серьезных финансовых вложений? Можно эти деньги потратить на науку, детей и так далее...

— А 12 тысяч детей, поколение за поколением, которые будут заниматься в нашей академии? Это здоровый образ жизни, родители на трибунах и отец, который не в пивнушку идёт, а за руку своего сына ведет на тренировку и с тренировки. А семья, которая будет радоваться победам своего чада на трибунах? Ничто так не объединяет, как спорт и достижения своих детей, даже дни рождения и юбилеи.

— Реально ли «Рубину» стать самоокупаемым клубом?

— Для этого работа должна вестись по двум направлениям. Во-первых, работа с болельщиками. Надо, чтобы на «Казань Арене» всегда было так же, как на «Ливерпуле». Не важно, что за соперник! Так на всех стадионах в Европе, которые мы проехали. Никому не важно, что это за матч, трибуны битком! Играет любимая команда — это же праздник! И если мы не будем ставить себе такую задачу... Так что, билетная программа и атрибутика — это одно важное направление.

Второе. Если взять английскую премьер-лигу, то их бюджет состоит из средств от телевидения. Мне говорят: «Ну что ты хочешь, АПЛ уже 160 лет». Но я встречался с руководителями, которые лишь десять лет назад возглавили лигу. И когда они пришли, они собирали 5 млн. фунтов стерлингов за права на трансляции и делили их между клубами. И вообще футбол был тогда только для ультрас. А сегодня это респектабельное зрелище, это шоу-бизнес. И вот результат: лига теперь делит между клубами миллиард фунтов стерлингов. Представляете?

Поэтому завтрашний день — это когда «Матч ТВ» будет платить серьезные деньги клубам. Я хорошо знаком с руководством НТВ и «Газпром Медиа», с Дмитрием Чернышенко, который доказал свою состоятельность в Олимпийском комитете. Где бы он ни работал — это один из лучших профессионалов в медийном бизнесе, спортивном маркетинге. И, вообще, он — талантливый организатор. Поэтому у меня большие надежды на то, что нам не потребуется десять лет, как англичанам, и мы раньше придем к лучшим результатам и справедливому вознаграждению команд за тот футбол, который они показывают.

И новый руководитель «Матч ТВ» Тина Канделаки... По первым шагам, которые они делают, я сделал вывод — они талантливо делают свою работу с абсолютным пониманием того, куда должно двигаться спортивное вещание. Это приводит к желанию клубов поддерживать канал: интервью, какие-то мероприятия и все, что разогревает интерес к футболу.

— Ваш приход в клуб, помимо старта «Матч ТВ», совпал с возвращением в РФС Виталия Мутко...

— Я хорошо знаю Виталия Леонтьевича по подготовке к Универсиаде, это один из тех людей, благодаря которым состоялся этот грандиозный проект, названный руководством FISU лучшим в истории студенческих игр. Он может быть для кого-то неудобный, каким-то клубам. Но он предан футболу, хорошо в нем разбирается — это очень важно. Взять хотя бы пример «Зенита» — одного из лучших клубов страны, который в его нынешнем виде во многом создавал именно Мутко. И дай бог ему здоровья, воли и поддержки руководства страны в реализации намеченного плана, иначе мы сборную не восстановим. У главы РФС есть четкое понимание того, что надо делать, целый комплекс мер для этого, и речь не только о лимите на легионеров.

Помимо этого, я с уважением отношусь к той работе, которую проделывают глава РФПЛ Сергей Прядкин, исполнительный директор лиги Сергей Чебан. Скажем, на примере недавнего матча со «Спартаком». Я решил выстроить хорошие отношения с фан-клубом «красно-белых». А начальство лиги прилетели всей командой, они приняли участие в переговорном процессе, стали гарантами того, что мэр исполнит свои обещания. В итоге игра прошла без эксцессов, надеемся, что это начало новых традиций во взаимоотношениях между нашими клубами.

— Согласны, что для вас как мэра Казани, нет более удачного бренда, чем «Рубин», для раскрутки и рекламы города?

— Знаете, в течении суток в Ливерпуле я смотрел телевизор, читал газеты, слушал радио, встречался с людьми. И не сосчитать, сколько раз было озвучено название команды и нашего города, были показаны виды Казани. А сколько машин было здесь в Казани из других регионов, когда мы принимали «Ливерпуль»? Не знаю, сколько бы пришлось заплатить, чтобы получить такой объем рекламы.

Мы говорили, для чего проводили чемпионат мира по водным видам спорта? Это огромные инвестиции, туристический потенциал, рабочие места и реклама города. Нужно понимать, что во всем мире футбол — это не какое-нибудь поло или что-то другое экзотическое. Это массовый народный вид спорта. В ложах лорды в бабочках и костюмах сидят, но это меньше одного процента. Для меня «Рубин» — не хобби или сиюминутное увлечение, а важнейшая работа. Да, она отнимает много времени, нет выходных, я постоянно нахожусь в разъездах и встречаюсь с руководством лиги, агентами, скаутами, руководителями других клубов, смотрю инфраструктуру, просматриваю игроков — без этого никак, но сильный «Рубин» может открыть городу, республике и людям, которые здесь живут, новые горизонты, о которых многие даже не подозревают.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть